Добрый доктор Айболит

Добрый доктор Айболит - http://ktelegraf.com.ru/
Пётр Изергин в Крыму - http://ktelegraf.com.ru/
Санаторий имени А. Боброва - http://ktelegraf.com.ru/
Фото: ktelegraf.com.ru
Человек, который, благодаря своему профессионализму и самоотдаче, стал известным литературным персонажем

«Сухонький невысокий врач, с небольшими щетинистыми усиками, клинообразной бородкой и пронзительными, внимательными глазами», доктор, принимавший больных под раскидистым дубом. Кто это? Герой сказок Чуковского? Да, это так. И имя ему Пётр Изергин, доктор медицинских наук, Герой Труда, более трёх десятилетий возглавлявший детский санаторий им. профессора А. Боброва в Симеизе.

Приходи к нему лечиться

Чуковский познакомился с Изергиным так, как все мы обычно и знакомимся с врачами – не по своей воле и при довольно печальных обстоятельствах…

Мурочка, четвёртый ребёнок Чуковского, появилась на свет 24 февраля 1920 года в голодном и холодном Петрограде. «Долгожданное чадо, которое – чёрт его знает – зачем, захотело родиться в 1920 году, в эпоху Горохра и тифа», – написал тогда её отец в дневнике. Не было электричества, хлеба, одежды, обуви, молока. Здоровья у ребёнка тоже не стало. Мура заболела в конце 1929 года. А уже в начале 1930-го стало ясно – надежды почти нет. У девочки диагностировали костный туберкулёз. Сначала появилась страшная боль в ногах, потом ребёнок ослеп на один глаз, в костях появлялись гнойники, ноги гипсовали, под гипсом возникали гнойные свищи, температура взлетала до критической…

В таком состоянии Мурочку повезли в Крым, в Алупку, где в одном из санаториев работал доктор Изергин.

В свои шестьдесят Пётр Васильевич успел стать легендой. В столицах повествовали о добром докторе, который по возможности принимал своих маленьких пациентов не в больничных стенах, а под раскидистым дубом, что был виден из окон его кабинета. А местные крымские татары, именовавшие эскулапа «ызыргын», твердили, что он вот уже 25 лет «творит великое дело любви». Для них «Ызыргын» был универсальным целителем: и педиатром, и акушером, и окулистом. Когда в Алупке не было врачебного пункта, он заменял местным жителям целую больницу. А ещё его сравнивали с апостолом, который источает из себя евангельский свет. К современной мифологии полуострова причислены рассказы о том, как Изергин оберегал своих детишек от невзгод в начале трагических и голодных 20-х. Мол, он сам ходил пешком в отдаленные места полуострова и добывал для детей провиант, и, когда вез его по глухим бездорожьям, никакие бандиты не смели отнять у него эту добычу. Он говорил им сердито: «Это моё, – возьмите! А это детское, – не дам». А в 1927 году, когда праздновали юбилей санатория, случайно стало известно, что в трудные годы ­Изергин тратил на нужды детей свои личные средства, все, до копейки.

Методы крымской «лечебы»

Об эпизоде с провиантом, о самоотречении, а также об устройстве южнобережного санатория, где работал Изергин, Корней Иванович рассказал в статье, изданной в журнале «Новый мир» (№2 за 1931 год): «Живут они в Бобровке, на Саре, в роскошном саду, между Симеизом и Алупкой, среди кедров, мимоз, кипарисов, глициний и пальм, под защитой Ай-Петри, которая, как добрая летучая мышь, распялила над ними свои широкие крылья, чтобы уберечь их от северных гриппозно-тифозных ветров. Бобровка – санаторий для детей имени профессора Боброва, отделение ялтинского Тубинститута. Место благодатное, у самого моря, которое как огромный рефлектор рассеивает в воздухе столько лучей, что дети даже осенью, даже лежа в тени, загорают здесь, как цыгане. Да они и вправду цыгане: живут табором, на воздухе, чуть ли не в шатрах и, как это ни странно, кочуют. Их кровати перемещаются на открытой площадке, под тентом, и лежат они на сквозняке нагишом, а рядом с площадкой есть здание, или, вернее, коробка из тонкой фанеры с широчайшими, вечно раскрытыми окнами, куда их переносят лишь глубокою осенью, лишь в особо холодные дни. Даже в ноябре они с утра до вечера живут на ветру, только к ночи переселяются в свой коробочный дом… В корпусе нет печей. Дети проводят всю зиму в нетопленной деревянной постройке, и хоть бы кто чихнул или кашлянул. В том и заключается один из методов здешней «лечебы»: в закалке больных организмов, в повышении их сопротивляемости…»

Повествовал Чуковский о лечебнице и в стихах: «Я лежу сейчас в палате / Рядом с тумбой на кровати. / Окна белые блестят, / Кипарисы шелестят, / Ряд кроватей длинный, длинный… / Всюду пахнет медициной. / Сёстры в беленьких платках, Доктор седенький в очках…»

Дань памяти

«Доктор седенький в очках» сделал для дочери Чуковского всё, что было в его силах. Ей стало настолько лучше, что летом 1931 года обрадованные родители забрали ребёнка домой. Поторопились. В ноябре Мурочка умерла.

И, словно эта смерть была данью неким силам, карьера Чуковского наконец пошла в гору. Теперь он мог рассчитывать на бессмертие. И желал сделать бессмертными тех, к кому испытывал благодарность.

Однажды Корней Иванович решил адаптировать для советских детей милую сказку Хью Лофтинга «Доктор Дулиттл». О «добром докторе Айболите» он написал много произведений. Литературоведы считают Айболита собирательным образом. Мол, в ранних произведениях об Айболите («Бармалей» 1925 г. и «Айболит» 1929 года) этот персонаж, скорее всего, списан с доктора Шабада из Вильно, который бесплатно лечил детей бедняков. Зато в поздних произведениях этой серии (прозаической повести «Доктор Айболит» 1936 года и сказке в стихах «Одолеем Бармалея!» 1942 года) главный герой – это стопроцентный Изергин, худощавый с бородкой клинышком и в очках.

Послесловие

Практика лечения костного туберкулёза методом круглогодичного пребывания больных детей на открытом воздухе, которую впервые применил Пётр Васильевич Изергин, стала известна как аэротерапия. В марте 1936 года за выдающуюся организаторскую и лечебную деятельность и неустанную заботу о больных детях Президиум ЦИК СССР наградил Изергина орденом Ленина и удостоил звания Героя Труда. В это же время учёные Симеизской обсерватории назвали в честь Изергина открытую ими планету.

А 8 октября Пётр Васильевич Изергин скоропостижно скончался в своем кабинете в санатории, где проработал более 30 лет. Ему было всего 66. Его похоронили в Алупке на территории здравницы, там же через год установили бюст врача, выполненный скульптором З. С. Ракитиной. Во время фашистской оккупации бюст был расстрелян и сброшен в море. После войны его восстановили и поместили возле санаторного корпуса №6. Прах же Изергина перенесли на симеизское поселковое кладбище.

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 571 от 20 марта 2020 года

Чем чище и свежее воздух в помещении, тем меньше шансов заразиться коронавирусом. - Крымская правда Чем чище и свежее воздух в помещении, тем меньше шансов заразиться коронавирусом.
Крымская правда
Американец скончался после прививки от COVID-19 - Crimea-news.com СИМФЕРОПОЛЬ, 24 янв – РИА Новости Крым. Американские правоохранители расследуют обстоятельства смерти гражданина США, который скончался спустя несколько часов после вакцинации от коронавируса.
Crimea-news.com
Студентам в их праздник бесплатно - Крымская правда Фото из открытых источников. Студенты смогут бесплатно посетить крымские музеи А. П. Чехова и музей А. С. Пушкина в Гурзуфе.
Крымская правда
Мир сказок, легенд и мифов - Крымская правда Познакомиться с ним приглашает Симферопольский художественный музей, где открылась выставка произведений из его фондов на близкую всем и любимую тему.
Крымская правда